Екатеринбургский Городской Родительский Комитет Ассоциация Городских Родительских Комитетов

Нет ювенальной юстиции

В России узаконят детскую трансплантологию


Министерство здравоохранения и социального развития РФ разработало инструкцию, которая регламентирует процедуру пересадки печени, сердца, кишечника, легкого от ребенка к ребенку. Сейчас в России детское донорство запрещено, однако министерство планирует разрешить такие операции уже в следующем году. Врачи считают, что снятие запрета поможет сотням пациентов, однако правозащитники опасаются, что детская трансплантология может "принести больше вреда, чем пользы", пишет "Коммерсант".


По данным Московского координационного центра органного донорства, ежегодно в операциях по пересадке органов нуждаются 5 тысяч россиян. Из них 30% дети. Как сообщили в НИИ здоровья детей РАМН, в среднем ежегодно в РФ примерно 200 детей должны получить донорскую почку, 100 - печень, 150 детей нуждаются в операции по пересадке сердца.


- После доклада ФСБ Путин запретил вывоз биообразцов для медицинских исследований


"Потребности пациентов-детей в трансплантации органов не удовлетворены, и это чудовищно, - считает директор НИИ здоровья детей, академик РАМН Александр Баранов. - Все потому, что операции по трансплантации донорских органов от детей к детям у нас запрещены, хотя во многих странах мира такие операции давно делают. Собственные законы о детском донорстве есть, например, в США, Канаде, Германии, Великобритании, Испании и других развитых странах".


Согласно планам Минздравсоцразвития, изымать органы для нуждающихся будут по "Инструкции по констатации смерти ребенка на основании диагноза смерти мозга". Документ содержит комплекс медицинских критериев, наличие которых обязательно для установления диагноза смерти мозга. При этом в проекте документа очень подробно расписаны действия врачей по исследованию каждого критерия, а также сказано, что спустя 12 часов проводят повторную процедуру установления смерти мозга.


Врачи считают, что разрешение педиатрической трансплантологии в стране необходимо. "Мы уже не раз обращались с письменными просьбами в Минздравсоцразвития, потому что во всех развитых странах совершают забор органов у несовершеннолетних, и у них дети не умирают от того, что им не сделали операцию", - заявил директор НИИ трансплантации тканей и искусственных органов Валерий Шумаков. Его поддерживает и директор Научного центра сердечно-сосудистой хирургии имени Бакулева Лео Бокерия.


"Давно пора давать в нашей стране детской трансплантологии зеленую улицу, а не вывозить малышей за границу, тем более что это очень дорого", - заявил Бокерия. Операция по пересадке печени, например, стоит порядка 100 тысяч долларов.


Однако у разрешения детской трансплантологии есть и противники. Правозащитники считают, что принятие инструкции и разрешение пересадки детских органов принесет обществу больше вреда, чем пользы. "Объявлять трупом человека с бьющимся сердцем только потому, что у него умер мозг, это преждевременно, - считает глава общественного совета по защите прав пациентов Александр Саверский. - Люди по нескольку лет находятся в коме, спят летаргическим сном. По-моему, нельзя лишать таких пациентов шансов на выживание".


"Донорство органов спасет немало малышей от смерти, но нельзя исключить, что врачи-трансплантологи начнут злоупотреблять своими функциями, то есть забирать органы у детей без разрешения родителей. Такие случаи обязательно будут, поэтому нужно ужесточить наказание в отношении недобросовестных медиков", - заявил президент Общества доказательной медицины Кирилл Данишевский 


Источник: newsru.com - http://www.newsru.com/russia/13jul2007/trans.html

23 февраля 2011 - 18:37
Нельзя не обратить внимание, что даже такие выдающиеся открытия, как изобретение, например, шприца и игл, или использование рентгеновского излучения, или открытия микробиологии и бактериологии и даже формирование «эры антибиотиков» не сопровождались созданием и принятием новых законодательных актов. Это свидетельствует о том, что выход трансплантации на уровень «физического» управления смертью человека является не узкоспециальным, частным медицинским вопросом, но серьезной социокультурной проблемой.
Естественная смерть есть не мгновенный акт, а относительно длительный процесс.
Биологическая смерть определяется как «состояние необратимой гибели организма» и традиционно исчисляется единством трех признаков: прекращени­ем сердечной деятельности (исчезновение пульса на крупных артериях, прекращением биоэлектрической активности сердца); прекращением дыхания; исчезновением всех функций центральной нервной системы. В 1959 году французские невропатологи Моллар и Гулон описали состояние запредельной комы, и это было началом становления концепции «смерти мозга».
В течение 20 лет вопрос о тождестве понятий «биологическая смерть» и «смерть мозга» не стоял. Это четко зафиксировано в Большой Медицинской Энциклопедии: «Понятие «смерть мозга» не идентично понятию «биологическая смерть», хотя наступление биологической смерти в этих случаях неизбежно». В 80-е годы под влиянием целей и задач трансплантологии начинается процесс сближения и идентификации этих понятий. Н. В. Тарабарко констатирует, что в 80-х годах «концепция смерти мозга как биологической смерти индивидуума применительно к задачам трансплантации была законодательно закреплена во многих странах».
Если общество принимает «прагматическую смерть мозга», то нет оснований не придерживаться аналогичной логики и при решении вопроса об искусственном поддержании умершего в его жизненных функциях до тех пор, пока его органы не станут необходимы, и лишь после «забора» или «изъятия» (опять же искусственно) обеспечить смерть, теперь уже биологическую. «Прагматический» исход трансплантации в значительной степени способствует формированию у медицины, наряду с традиционно здравоохранительной, новой функции — смертеобеспечения. А это, в свою очередь, равнозначно принципиальной переоценке отношения общества к медицине и здравоохранению, пациента к врачу, переосмыслению традиционного социального доверия к этической безупречности врачевания.
Что определяет личность? в чем заключается человеческая самоидентичность?
Расширение практики трансплантологии не снимает антропологическую «остроту» и сопровождается усилением этико-правовой напряженности вокруг этого вида медицинской деятельности. Среди многочисленных видов и подвидов морально-этических вопросов, которые сопровождают буквально каждую трансплантологическую операцию, можно выделить следующие: можно ли говорить о сохранении права человека на свое тело после смерти? каков морально-этический статус умершего человека? возможно ли научно-обоснованное донорство? морально ли продление жизни одних людей за счет других? обладает ли смерть этическим смыслом? каковы социокультурные перспективы научно-практического использования человека? Один из способов нахождения ответов на эти вопросы заключается в обращении к истории трансплантации.
Эти «явления» вопиют о том, что даже такая фундаментальная цель, как спасение человеческой жизни, требует соблюдения множества условий, среди которых соблюдение свободы и добровольности, т. е. ценностей, которые составляют суть самопожертвования.
В православной этической традиции никогда не шла речь о том, что нельзя жертвовать собою во имя спасения жизни человека. Напротив, «нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин., 15: 13). Сама жертвенная смерть Спасителя является свидетельством этической ценности самопожертвования. Но самопожертвование, как сознательное и добровольное действие человека, исключает любое внушаемое воздействие и насилие. Определенным видом нравственного «насилия», с нашей точки зрения, может стать превращение человеческой способности к жертвенности в норму, или правило, или новый критерий гуманности.

Практика трансплантации органов вышла сегодня из узкоэкспериментальных рамок на уровень обычной медицинской отрасли. Своей несоразмерностью этическим христи­анским ориентациям она небывало увеличивает социальную опасность ошибки, которая может оказаться гибельной для каждого человека и для культуры в целом.

Найти, понять и принять меру сотворчества Бога и человека в спасении Жизни — это действительно непростая задача разумного отношения к этическим проблемам транс­плантации. Но путь разума, и особенно разума нравственного, не исключает, а напротив, предполагает и запреты, и самоограничение. Для религиозной нравственной филосо­фии очевидно, что все разумное имеет свои пределы, беспредельны только глупость и безумие.

Если Вы являетесь владельцем сайта или блога, Вы можете разместить нашу кнопку. Код кнопки ЗДЕСЬ

Екатеринбургский Городской Родительский Комитет
Rambler's Top100
Первая натура
Rambler's Top100

Страница председателя ЕГРК В.Ш.Неталиева
Связаться с нами Вы можете по E-mail: egrk@list.ru телефон: 8-912-630-97-43
Создание сайта«It Invest» - создание и продвижение корпоративных сайтов и промышленных организаций