Екатеринбургский Городской Родительский Комитет Ассоциация Городских Родительских Комитетов

Нет ювенальной юстиции

Дочь как новогодний подарок

Нашумевшая история Юлии Гришиной и ее девятилетней дочки Сабины, незаконно отобранной у матери два месяца назад, завершилась как в счастливой рождественской сказке: в минувшую субботу девочке разрешили вернуться домой. С конца октября Сабина находилась в детском приюте «Зюзино», куда ее поместили сотрудники органов опеки муниципалитета «Теплый стан».


26 октября Юлия, как обычно, встречала свою дочь из школы, но девочка не вышла. Несколько часов спустя мама выяснила, что ее опередили: Сабину уже забрали – социальные работники местного муниципалитета, имея на руках распоряжение ОВД. Девочку поместили в детский приют «Зюзино», который принимает детей из района «Теплый стан», с мамой разрешили видеться несколько раз в неделю.


Официальных причин, по которой семья Гришиных была поставлена на учет ОВД как неблагополучная, а положение девочки заявлено «социально опасным», несколько. Во-первых, весной этого года Юлия попала в психиатрическую больницу из-за нервного срыва. На учет ее не поставили, но велели явиться на повторное обследование через полгода. Юлия этого не сделала, что и послужило сигналом к действию для местного ОВД. Во-вторых, Юлия Гришина не была официально трудоустроена и за ней числился большой долг по коммунальным услугам. Третьей причиной органы опеки называют периодические запои Юлии.


«Мне жалко девочку: ребенка забрали не просто так, - говорит глава опекунского совета района «Теплый стан» Надежда Зеленская. – Материалы об этой семье копились с 2007 года. Мы бы не обращали внимание на поведение Юлии, если бы речь шла только о буйном празднике и громкой музыке. Сабина несколько раз ночевала у соседей, потому что мама была сильно пьяна». На вопрос о том, почему девочку забрали из школы, не поставив в известность ее мать, Надежда Зеленская ответила, что они не смоги дозвониться до Юлии – у нее был отключен телефон.


Сама Юлия утверждает, что органы опеки обратили на нее внимание также и потому, что она воспитывает дочь одна. Что касается работы, то Юлия выполняет частные заказы по ремонту, а большой коммунальный долг уплачивает в рассрочку по договоренности с ЕИРЦ. За эти два месяца, пока девочка находилась в приюте, Юлия предоставила в местные органы опеки все документы, доказывающие, что она здорова и способна обеспечивать свою дочь.


Тем временем, к истории подключилась и третья сторона – благотворительный фонд «Планета детей». Изучив ситуацию, юристы фонда обратились в Черемушкинскую прокуратуру. Прокуратура, проведя проверку, предписала органам опеки вернуть ребенка матери, так как факты социально опасного положения Сабины не были ничем не подтверждены.


«Наш адвокат нашел, что в деле Юлии и Сабины Гришиных не было ни одного ненарушенного момента, - рассказывает президент Фонда Марина Смирнова. – Причины изъятия ребенка, тот факт, что матери не сообщили, - все это грубые нарушения. Конечно, мама должна была второй раз показаться врачу, но остальные факты в деле не соответствуют действительности. То, что она не оформлена по трудовой книжке – у нас в стране каждый второй так работает, а в таком «социально опасном положении», как у нее, вообще, находится каждый из нас. Поведение Юлии нельзя назвать пороком, она выпивала по праздникам, как и все мы, может быть, вела себя слишком буйно, но это умело использовали против нее. Для каких целей – другой вопрос. Поверьте мне как матери троих детей, Юля очень любит свою дочь, она хороший человек, умница, труженица. Мы очень рады, что под Новый Год все это счастливо завершилось».


В свою очередь, Надежда Зеленская также отдает Юлии должное: «Когда Сабина находилась в приюте, мама регулярно посещала ее, по четыре раза в неделю, девочка тоже очень привязана к маме. Мне кажется, что сейчас Юлия должна все понять и настроиться на жизнь без выпивки, два месяца она уже не употребляет спиртного. Мы ей сказали, что если раньше за ней наблюдали два глаза, то теперь все четыре. Мы будем навещать их раз в две недели. К работе с этой семьей подключены все службы: наркологический диспансер, органы опеки, КДН, школа, милиция, служба социально-психологического диагностирования. Мы стараемся им помогать, выделили им билеты на новогодние представления». Если все наладится, то, по словам Надежды Зеленской, семью Гришиных снимут с контроля органов опеки через полгода. «Сняться» с контроля ОВД сложнее, но тут сотрудники органов опеки обещают помочь и походатайствовать перед милицией.


Президенту фонда «Планета детей» Марине Смирновой эта ситуация кажется не случайной: «Если бы была узаконена ювенальная юстиция, мы бы не вызволили девочку. Странно, что выбор органов опеки падает на матерей-одиночек с собственным жильем. Почему при живой матери нужно делать еще одного ребенка сиротой, при том, что у нас в стране социальных сирот больше, чем в послевоенное время? С одной стороны мы бьемся за каждого ребенка, чтобы он оставался в семье, с другой – возникают такие истории».


После всего пережитого, Юлия немногословна: «Никакой матери не пожелаю, чтобы с ней это случилось. Хочется, чтобы социальные работники трудились честно».


В данный момент дело семьи Гришиных все еще остается на контроле в аппарате Уполномоченного по правам ребенка города Москвы.


Эта история очень напоминает другую, также вызвавшую большой общественный резонанс. В начале ноября у москвичей Нины и Сергея Кузнецовых отобрали пятерых детей и поместили их в 21-ю городскую больницу. Причиной такого беспокойства органов опеки послужили неблагоприятные жилищные условия – семья жила в неотремонтированной квартире - большая сумма долга за коммунальные услуги и пустой холодильник (последнее, по словам самих Кузнецовых, оказалось просто случайным совпадением – семья не успела закупиться впрок). Кузнецовы и все те, кто им сочувствовал, не постеснялись попросить помощи, в том числе и кинуть клич в Интернете. В итоге квартира была молниеносно отремонтирована, половина коммунальных долгов оплачена и уже через неделю по предписанию прокуратуры все пятеро детей вернулись домой. Немалую роль в этом деле сыграл лично Уполномоченный по правам ребенка в Москве Евгений Бунимович.


В отличие от семьи Кузнецовых, с помощью такой встряски решивших свои проблемы, не все так благополучно в известном деле жительницы Петербурга Веры Камкиной. Четырех детей у матери-одиночки отобрали еще в начале года. В этом случае причиной стала не бедность, долги или пьянство, а отсутствие элементарного ухода за детьми: органы опеки зафиксировали антисанитарные условия жилья, ненормальное питание детей (из еды в квартире обнаружили лишь сухую смесь, которую дети ели ложками прямо из коробки). При этом Вера сидела дома и нигде не работала. Как и в случае с Кузнецовыми, нашлись люди, готовые помочь, но Верины проблемы решаются медленнее. Пока жилье Камкиных не будет в порядке, а сама Вера не устроится на работу, ее дети будут находиться в детском доме.


Стоит ли относить все эти случаи к репетиции системы ювенальной юстиции, вопрос спорный, в частности и по той причине, что понимать под этой системой можно совсем разные вещи. Пока ювенальная юстиция остается проектом в разработке, в России, возможно, будут создавать Федеральную социальную службу по поддержке детей и семей с многодетными детьми. Об этом в интервью «Российской газете» рассказал Уполномоченный по правам ребенка РФ Павел Астахов. Сейчас эта идея обсуждается специальной Межведомственной комиссией. Инициаторы предлагают создать электронную базу и паспорта неблагополучных семей и семей, нуждающихся в помощи, для того, чтобы эта помощь - к примеру, в виде денежных средств, устройства на работу или лечения от алкоголизма приходила в семью от социальных служб сама. 


Источник: Милосердие.Ру


Если Вы являетесь владельцем сайта или блога, Вы можете разместить нашу кнопку. Код кнопки ЗДЕСЬ

Екатеринбургский Городской Родительский Комитет
Rambler's Top100
Первая натура
Rambler's Top100

Страница председателя ЕГРК В.Ш.Неталиева
Связаться с нами Вы можете по E-mail: egrk@list.ru телефон: 8-912-630-97-43
Создание сайта«It Invest» - создание и продвижение корпоративных сайтов и промышленных организаций